«Провинциальные танцы» и их «Спящая красавица»

Город

«Провинциальные танцы» и их «Спящая красавица»



Если бы мы сейчас с вами составляли этакий списочек «куда-сходить-в-Екатеринбурге» для заезжего театрала, то театр «Провинциальные танцы» разместился бы где-то в его начале – среднестатистический екатеринбуржец даже если сам не видал, непременно что-то где-то слышал. За краткой или не очень исторической справкой стоит сходить сюда, а пока речь пойдет об одном конкретном спектакле.
 

 
 
Не страдающая от отсутствия положительных отзывов критиков и зрителей «Спящая красавица» в последний раз в этом сезоне прошла на сцене ТЮЗа, театра для детей и лилипутов, где сама обстановка немедленно настраивает гостя на предстоящую фантасмагорию: все эти зеркала, отрезающие тебе голову, и кресла, в которых чувствуешь себя Алисой, стремительно увеличивающейся в доме Белого кролика – того и гляди упрешься коленкой в сцену прямо со своего девятого ряда.
 
Чувствуется, что «Провинциальные танцы» нашли своего зрителя. Вечная проблема екатеринбургской публики – разговоры во время спектакля, практически непрерывное хихиканье невпопад, как будто жители Среднего Урала так смущаются при всякой встрече с прекрасным, что в этом смущении только и могут, что постоянно смеяться. Здесь – тишина, щелканье затвора фотоаппарата моей спутницы кажется почти непристойным.
 
На сцене, как подсказывает напоминающая старинную шпалеру декорация, средневековый замок. Балом здесь правит злая фея Карабос. Фее скучно – она, сообщает голос откуда-то сверху, не носит каблуков, не играет в бадминтон и пьет пустой чай. Впрочем, черного, как положено злу, фея тоже не носит – она в сером. Скучно. Черное, тем временем, льется откуда-то сверху – на светлую декорацию-шпалеру.
 

 
 
Безликие человеки в костюмах фехтовальщиков – игрушки в руках феи. Незначительный реквизит – пара корон, балетная пачка, и вот перед нами маленький (игрушечный) король и маленькая (игрушечная) королева, с их нарядами и развлечениями, и у них родится маленькая принцесса, которая, как и положено, вырастет, уколет, уснет и так далее. Шпалеру на заднем плане заливают все новые черные потоки.
 




Фея вершит свои дела с помощью нехитрых технических приспособлений, переплавляя и перемалывая человеческий материал.
 


В конце концов мельница перемалывает всех человеков, оставляя фею в клетке ее собственного уныния (фото из блога «Провинциальных танцев»). Стена на заднем плане целиком покрывается чернотой.



Немного о составляющих:
Минимализм здесь царит во всем. В музыке: пост-минималисты Джулия Вульф, Майкл Гордон (Bang on a Can) и другие, за одним исключением, современные американские композиторы. В костюмах: гульфики и пластмассовые нагрудники – вот и все украшения. В декорациях: заливаемая черными потоками стена и механические игрушки феи – вот и все, что есть на сцене. В цветовом решении: белый, серый и светло-коричневый только изредка оживляются яркими всплесками взрываемых феей Карабос хлопушек.
 
При таком раскладе ничего не отвлекает зрителя от собственно танца. В танце участвует все – даже волосы танцоров и подвижные хвостики на их костюмах, кажется, подчиняются какому-то собственному ритму. Под умело направленным светом тела плавятся как свечи. Все действо захватывает зрителя с первых минут и не отпускает на протяжении часа – именно столько длится спектакль.
 
«Провинциальные танцы» выступают в Екатеринбурге нечасто, но достаточно регулярно. Информация о предстоящих спектаклях появляется в блоге театра и группе В контакте.
 
текст — Татьяна Шерер, фото — Светлана Смирнова

Читайте нас в Facebook, ВКонтакте и Twitter.