Стенограффия и Карт-бланш 2019 в Екатеринбурге

Люди

Стенограффия и Карт-бланш 2019 в Екатеринбурге

В июле в городе прошли сразу два фестиваля уличного искусства. Должно ли искусство быть легальным?

В июле в Екатеринбурге прошли два фестиваля уличного искусства, «Стенограффия» и «Карт-бланш». На этих мероприятиях художники со всего мира легально и нелегально творили на городских стенах.

Они затронули темы борьбы за сквер, денег, отношения власти к народу, смерти, взаимопонимания, дружбы, возрождения и многого другого.

В этом году у Стенограффии юбилей — 10 лет. Карт-бланш, в свою очередь, проводится только второй год. Оба фестиваля посвящены стрит-арту, но показывают его с разных сторон. Посмотрим, какие объекты появились в городе в этом году, и насколько два фестиваля отличаются или походят друга на друга. В конце мы приложили карту всех объектов этого года с обоих фестивалей.
Легальное — значит безвольное?
Работы с фестиваля Стенограффия вызвали в обществе большой интерес. Больше всего обсуждений вызвала самая масштабная работа — супрематический крест Покраса Лампаса, особенно после того, как часть работы укатали в асфальт. Пусть они не такие едкие и провокационные, как работы Карт-бланша, но не менее интересные и глубокие.

Все работы, сделанные в рамках Стенограффии, были согласованы с городской администрацией. Некоторые относятся к этому с укором. Мол, стрит-арт не должен требовать чьего-то разрешения.

BennyNast и команда LaborFou. «BUILD BRIDGES NOT WALL'S». Это работа про дружбу городов. Цветные трамваи и поезда соединяют серые городские постройки. «Стройте мосты, а не стены!» — призывает разукрашенное здание. Адрес: Кузнецова, 2Б. С этой работой связана трогательная история. Когда команда трудилась над рисунком, рядом постоянно прогуливался пятиклассник Дима и наблюдал за художниками. Но познакомиться стеснялся. Немцы заметили мальчика и сами завязали с ним беседу. В итоге остальные дни Дима провёл уже с художниками.


Они даже увековечили его имя на рисунке. Мария Хардикова, Вячеслав Белов. «Стена Ангелов». Художники украсили обшарпанную стену объёмным изображением барельефа Донателло «Танцующие ангелочки». Адрес: ул. 8 Марта 22/1.

«25-м кадром мы хотим внедрить в сознание прохожих идею Возрождения», — рассказали ребята. С этим объектом связана ещё одна милая история. Во время работы на площадку пришла кошечка! Её назвали в честь фестиваля — Стенограффией. Сейчас она находится на передержке у одного из волонтёров и ждёт добрых рук, которые заберут её насовсем. Fanakapan. Гиперреалистичный космонавт. Лондонский художник вдохновился советскими ёлочными игрушками. Он изобразил их максимально реалистично, со всеми переливами. Адрес: ул. Попова, 9. Zësar Bahamontе. Две женщины обнимаются. Испанский художник изобразил взаимопонимание. Он часто работает с темой связи и взаимоотношений между людьми. Адрес: переулок Химиков, 4. Артём Стефанов. Дисперсия №5. Артём занимается уличным искусством более 15 лет. В Екатеринбурге он создал свою работу ещё до официального начала фестиваля. Динамика глитча внутри этого арт-объекта позволяет уловить ритм большого города и отдаться его плавному потоку. Адрес: ул. Шарташская, 9. Всего на Стенограффии создали 18 новых работ и отреставрировали 3 старых: банки сгущёнки и томатного супа на Ботанике, ультрафиолетовую арку у «Салюта» и «Цветочный портал» у «Гринвича». Посмотрите, какие ещё рисунки появились в Екатеринбурге в рамках Стенограффии в этом году.


Нелегальное — значит плохое?
Стенограффия — это больше для города, а Карт-бланш — для людей. Большинство работ Стенограффии выражают нейтральную, общечеловеческую идею. Идея суматошности мегаполиса, взаимопонимания, дружбы городов, детства и так далее. Это всё и про людей тоже, но в основном это просто красивые и приятные работы, радуют глаз екатеринбуржца.

Чего не скажешь о работах фестиваля Карт-бланш. Многие из них о том, что заставляет человека нервничать и действовать. Отношение власти к народу, смерть, проблемы современного образования — эти темы были часто затронуты в работах участников Карт-бланша. При виде такого резкого стрит-арта хочется сказать «Как точно подмечено!». На фестивале Карт-бланш организаторы с администрацией ничего не согласовывали. Максимум — с жильцами или владельцами объекта. Наверное потому, что никто ни у кого разрешения не спрашивал, художники могли себе позволить такие смелые работы.

Работа Славы ПТРК в том самом сквере, который этой весной екатеринбуржцы отстояли ценой недельного непрерывного протеста. Художник Philippenzo, «Бесконечных двадцать лет мы с надеждой ждём балет». Перекрёсток Мичурина и Карла Макса, в глубине дворов. Александр Гущин «Иллюзия протеста». Ранее он, в составе арт-группы «ЗЛЫЕ», делал похожую работу «Иллюзия выбора», и ещё «ЗЛЫМ» принадлежит другая такая же — «Братство» в заброшенной больнице. Мёртвые пионеры от художника Chervi. На стене заброшенной школы на 22 Партсъезда, 15. В первозданном виде этот арт просуществовал не долго — почти сразу у пионеров закрасили черепа. Мнения о том, что же хотел сказать автор, разнятся. Может это метафора развалившегося СССР, а может камень в огород современного образования. Игорь Поносов изобразил не то «железный занавес», не то, наоборот, слишком гостеприимную решётку. Луначарского, 167. «Смерть» от Sadface, пустырь на Фурманова-Белинского. Работа не простояла и дня, но создала заметный резонанс в обществе. Интересно, что именно этот пустырь обсуждали, как самое вероятное место под строительство храма.
В стране и нашем городе и так полно самоубийц и людей на грани безумия, так тут ещё «смерть» выставили на всеобщее обозрение
— комментарии подобного плана часто встречаются в соцсетях под фото этой работы.

На самом деле в этом комментарии вся суть фестиваля Карт-бланш и искусства вообще, ведь оно в первую очередь отражает внутренние переживания художника и совсем не обязано отвечать интересам большинства или сеять разумное-доброе-вечное.

А вот что рассказал нам о самовыражении художников и нелегальности фестиваля его организатор Слава ПТРК:

Нелегальность не стоит у нас на первом месте, на первом месте — интересы художников и их свобода самовыражения. В наших действиях нет никакого протеста и бунта. Просто мы считаем абсурдным согласовывать с кем бы то ни было свои работы, мы не любим спрашивать разрешения и мы против любой цензуры. На фестивале у нас есть и легальные, и нелегальные работы, и вы вряд ли заметите разницу. Но наши согласования — на низовом уровне, с жильцами или владельцами того или иного объекта. Но чего никогда не случится, так это спрашивания разрешения у чиновников. Искусство стоит делить на плохое и хорошее, но никак не на то, что сделано с бумажкой от хозяина и без бумажки от хозяина объекта.

Участники Карт-бланша творили не только про смерть и политику. Есть работы и про любовь, и про город, и просто красивые рисунки.


Противостояние двух фестивалей
Организатора Стенограффии Максима Фатеева, как и Славу ПТРК, тоже напрягает разделение стрит-арта на легальный и нелегальный. Вот что он написал по этому поводу на своей странице в Фейсбуке:

Нам очень хотелось бы выпасть из надуманной дихотомии согласованное/не согласованное уличное искусство. Как инсайдер, могу заявить, что у нас, в Екатеринбурге, собственно не отвергалось что-либо на этапе согласования по каким-то там идеологическим причинам. Вообще согласование — это очень гражданская, очень взрослая процедура. Команда «Стенограффии» когда-то осознанно выбрала свою дорогу. Дорогу добра и поисков того, что делает уличные высказывания, уличные вторжения собственно искусством.



Некоторые художники работали на обоих фестивалях. Максим Реванш сделал объект для «Ночной галереи» на Стенограффии и выступил и на Карт-бланше. Он сделал несколько работ, объединившись с художниками Blot и Иваном Найнти.

Работа Максима Реванша для Стенограффии — «Паттерн», Луначарского, 87. Все рисунки «Ночной галереи» нарисованы на закрытых жалюзи киосков и проявляются только ночью. Максим Реванш и Blot, «Солнечное сплетение», Куйбышева, 48. Это уже Карт-бланш. Максим Реванш и Иван Найнти, Восточная, 13. Опять Карт-бланш. И легально, и нелегально творил художник Ampparito. На Стенограффии он создал две работы — «YouTube» на Краснолесья, 139 и искривление пространства на улице Сакко и Ванцетти, 102. Кнопку можно увидеть только с определённого ракурса. На второй работе Ampparito изобразил сам на себе дом по адресу улица Сакко и Ванцетти, 102. По версии Ampparito, ландшафт здесь был настолько однородный, что любое изменение в нём стало бы настоящим потрясением. Поэтому он просто взял правый верхний угол стены на фото, скопировал его и вставил на большую стену, слегка увеличив. На фестивале Карт-бланш он изобразил крик души многих пользователей соцсетей и мессенджеров — голосовые сообщения. Наверное, у всех есть такой знакомый, который записывает голосовое сообщение со словами «да», «нет», «хаха» и подобным. Видимо, нажать на клавиатуре две буквы действительно очень сложно. Работа находится по адресу Клары Цеткин, 13Б.
Карта всех объектов Стенограффии и Карт-бланша 2019
Как бы там ни было, легально и нелегально, согласованно и нет, этим летом в городе появилось очень много новых отличных уличных работ. Синим отмечены объекты Стенографии, красным — Карт-бланша.

Как можно заметить, география Карт-бланша намного обширнее, и вообще объектов почти в пять раз больше, чем у Стенограффии, но зато каждый из них гораздо меньше по формату.

Больше всего объектов Карт-бланша разместилось по адресу Бажова, 219, на самом здании и вокруг их всего 10. Также обратите внимание, что многие из них очень быстро закрасили, и по некоторым адресам арт-объектов может не быть.



Фотографии: группа Стенограффии ВКонтакте (фотографы: Дмитрий Чабанов, Алексей Колчин, Григорий Постников, Денис Бычковский), группа Карт-бланш ВКонтакте, канал Street Art Hunter.
Фото на превью: Владимир Абих, «Сделаем стрит-арт великим опять!», работа для Карт-бланш.


Читайте нас в TelegramFacebook, ВКонтакте и Twitter.
Уралнаш в городской ленте Вконтакте
Подпишитесь на Уралнаш в Яндекс.Дзен
Подписаться