Заброшенная психбольница

Интересные места

Заброшенная психбольница

Историческое здание, где была заводская контора и Нижнеисетский детский дом.

Когда я была здесь в первый раз, я ничего не знала про здание, кроме того, что это заброшенная психбольница. Заброшенная психушка — звучит круто, да? Можно представить, что атмосфера безумия ещё вибрирует в стенах, а беспокойные духи, все ещё мечутся в окнах. Давайте пройдёмся по ней, лестница сохранилась и можно подняться на второй этаж.

Здание состоит из двух корпусов: один рабочий, это наркологическое отделение областной психиатрической больницы номер 6, второй заброшенный; соединены они стеклянным закрытым коридором. В разрушенном корпусе почти ничего не осталось: он часто горел, крыша рухнула, и по руинам по-хозяйски ходят коты, в трухе уже проросли деревья.

Вокруг мы нашли ещё несколько домиков разной степени разрушенности, и решили, что это корпуса все той же больницы. Но оказалось, что здание за свою жизнь сменило несколько предназначений, и, может быть, плач в нем слышался чаще, чем я представляла.

История: от заводской конторы до детского дома и психбольницы

Здание построено в 1840-1844 гг. Изначально в нём была заводская контора, на втором этаже которой жил управляющий Нижне-Исетским заводом.

Из книги Н. С. Корепанова «Нижне-Исетский завод, 1789–1915 гг.»

В 1900 году при храме иконы Казанской Божией Матери был организован приют, а с 1919 по 1962 здание функционировало как детский дом. В 1965, из-за ликвидации детских домов в Свердловске, реорганизован в школу для малолетних правонарушителей. На wikimapia я прочитала, что какое-то время здесь был кожвендиспансер, и в конце концов здание стало психиатрической больницей.

Больше всего материалов удалось найти про бытность детского дома. В 1937 сюда сослали детей репрессированных советских командармов Светлану Тухачевскую и Миру Уборевич.

Мира Уборевич

Свидетельства Уборевич можно прочесть в её письмах Елене Булгаковой (жене писателя). Про жизнь детского дома в те годы рассказывается в фильме И. Григорьева «Дом военных. Ускользая из стальных объятий».

В фильме Мира Владимировна говорит, что когда их везли в Нижнеисетск (сейчас Химмаш), она была уверена, что везут их к матерям. Но встретил их директор детдома и сказал: «Никаких матерей вы не увидите, вы будете жить здесь. За ограду… ходить нельзя». В письме Елене Сергеевне Булгаковой Мира Уборевич пишет:

Жизнь в детском доме не хочется рассказывать, в памяти она осталась как во сне. Все кажется серым, расплывчатым, грустным… Голодно, холодно, одиноко. Осенью нарочно ходила домой по тонкому льду, и настроение было: «Эх, всё равно!»

Хотя позже она уже обвыклась: «Я только первый год по ночам плакала. А потом мы были веселыми. Мы танцевали много, спортом занимались. Жизнь берет своё».

Рядом несколько одноэтажных зданий, корпуса детского городка — в них уже деревья выше стен, и даже гнездо на дереве и то заброшено.

К сожалению, мне не удалось найти информацию о том, когда детский дом превратился в больницу, и когда больница превратилась в заброшку. Знакомые, живущие на Химмаше, помнят только, что детский дом (очевидно, второй корпус) дети строили сами и им помогали пионеры, но документально это нигде не подтверждается. Если вы что-то знаете или помните, поделитесь, пожалуйста.

Это не самая живописная заброшка, которую можно себе представить, но зная ее историю и то, как печально было воспитанникам детского дома смотреть в окна на дорогу, эта вылазка может стать экскурсией по историческим местам или даже путешествием во времени.




comments powered by HyperComments


Читайте нас в TelegramFacebook, ВКонтакте и Twitter.
Уралнаш в городской ленте Вконтакте