Улица Розы Люксембург

Город

Улица Розы Люксембург

Гуляем по бывшей Казанцевской улице, от Куйбышева до Царского моста.

Улица Розы Люксембург на самом деле состоит из двух: отрезок от Малышева до Куйбышева раньше находился в черте города и назывался Заячий порядок, а от Куйбышева до Царского моста была улица Казанцевская, которая принадлежала загородной старообрядческой заимке. Про Заячий порядок мы уже писали, теперь прогуляемся по Казанцевской.

На перекрётске Розы Люксембург и Куйбышева стоит Свято-Троицкий кафедральный собор, в прошлом ДК Автомобилист. Храм заложили в 1818 на деньги купца Рязанова как старообрядческий, но власти не разрешили его освятить, и 20 лет он стоял пустым и недостроенным, пока Рязанов и его соратники не примкнули к единоверию и не сделали из него Единоверческую церковь.

При СССР здесь проходил фестиваль фантастики Аэлита и концерты Свердловского рок-клуба. Некоторые даже не подозревали, что это бывший храм. Колокольню и купол восстановили лишь в 2000 году.

На пустом месте перед ним стоял старый деревянный Цирк, который сгорел в 1970-х годах. Рядом с храмом здание Екатеринбургской духовной семинарии. Духовное училище в городе основали в первой половине XIX века, а после революции закрыли. Оно располагалось в здании Сельхозакадемии (СИНХ). Там учились Александр Попов, Павел Бажов, Д. Н. Мамин-Сибиряк. Семинария заново открылась в 1994 году. Здание, судя по всему, новодел. Баня «Бодрость» 1927 года, старейшая в городе, первая общественная баня Свердловска. Её не признали памятником архитектуры и снесли, как снесли и телебашню, что на фото за ней. Здесь построят филиал знаменитых московских «Сандуновских бань», откуда пьяный Женя Лукашин случайно улетел в Санкт-Петербург. Остановка транспорта, а за ней старинный домик. Похож по форме на цех или какое-то другое служебное помещение, но мы точно не знаем, что в нём было. Опять памятник архитектуры. Розы Люксембург, 54 — загородная усадьба Самарцева, середина XIX века. Сохранился главный дом, ворота, часть ограды и лавка. Согласно справочнику 1889 года, А. В. Самарцев был владельцем скорняжной мастерской на улице Ломаевской (сейчас ул. Февральской революции). Его это была усадьба или какого-то другого Самарцева, неизвестно. Очаровательный и совершенно не распознаваемый дом: аккуратный коттедж с цокольным этажом и мансардой, с необычной будто «защипнутой» на макушке кровлей. Больше в Екатеринбурге таких нигде нет, что за проект неизвестно. Индивидуальный, экспериментальный, типовой — загадка. Похоже на послевоенную постройку, но на картах до 1958 года его нет; да и адрес — Розы Люксембург, 59а — говорит о том, что его построили, когда эта часть улицы была уже полностью сформирована.

Мы предположили, что его построили гномы. Под землёй у них шахта с самоцветами, а снаружи всё замаскировано салоном камня. Розы Люксембург, 59 — дом-загадка. Про него известно, что построен в 1931 году, а кто его строил и для кого, не знают даже историки. Здесь прошли детские годы поэтессы Майи Петровны Никулиной. Вот что она вспоминает об этом районе.

Это был один из немногих в городе каменных пятиэтажных домов, с отдельными квартирами, там даже были ванные комнаты, но их не успели сделать, там даже была канализация, водопровод и электричество, но в каждой квартире стояла печка, которую нужно было топить дровами. Это был, на мой ум, самый красивый район нашего города — напротив Железновский дом, улица Розы Люксембург: вымощенная темной брусчаткой проезжая часть и белыми широкими плитами — мостовые. Каждые 1,5–2 метра стояли гранитные тумбы, улица вся в старых липах, вся в сиренях. А дальше Рязановская усадьба, Железновская усадьба, парки все были целы, Исеть была чистой, река каменная, старые особняки, так до Царского мостика, откуда начинался кусок старой улицы Архиерейской, нынешняя Чапаева. То есть дом стоял просто в старом Екатеринбурге, сохранившем все свои прекрасные места. Просто очень красиво.

Из книги Ю. Казарина «Беседы с Майей Никулиной. 15 вечеров». — Екатеринбург: Издательство Уральского университета, 2011

Дом простой по формам, это даже не совсем конструктивизм. Зато цоколь облицован мощными гранитными плитами, да и наличие в доме ванных намекает, что жильцы здесь были ох какие непростые. Напротив расположен великолепный дом Железнова в псевдорусском стиле. Здесь его плохо видно из-за деревьев, смотрите фото и читайте про него подробнее. Сейчас его передали под бутик-отель, и во дворе уже возводят бетонную коробку почти вплотную к памятнику. Рядом сохранились гранитные тротуарные плиты и столбики для лошадей. Их чудом отстояли сотрудники Института истории и археологии, который раньше занимал усадьбу. Розы Люксембург, 63/Народной Воли, 65Б — дом Л. Н. Казанцевой, примерно 1880-е годы. Казанцева Лидия Николаевна была потомственной почётной гражданкой города. Усадьба состояла из одноэтажного дома, флигеля и служб. Жилой дом надстроили до трёх этажей, остальное не сохранилось. Отметим, что надстроили довольно-таки прилично: сохранили высокие потолки, вставили красивые оконные рамы, сделали карнизы, декоративные столбики на крыше, наверху — аттик по мотивам прежнего. Его соседа напротив надстроили по-другому: выглядит не очень, зато видно, каким было старинное здание. Это бывшее здание земской управы, вторая половина XIX века.

Мемориальная доска сообщает, что здесь 18 октября 1905 года состоялось первое открытое выступление Я. М. Свердлова, которому было тогда всего 20 лет. На следующий день на главной площади города черносотенцы и казаки разгромили митинг, который должен был возглавить Свердлов, погибли невинные люди. В честь этих событий наша главная площадь и называется «площадью 1905 года». Очередные «потёмкинские деревни». Баннеры повесили в своё время перед визитом важных иностранных гостей, так и висят уже много лет. Сетка скрывает тлен и разрушение. Розы Люксембург 65-67 — усадьба купца Панфилова, главный дом и флигель. Оба здания пару лет назад безвозмездно передали детской организации «Большой полёт». Здесь должны быть творческие студии для детей из малоимущих семей. Видимо, «полёт» столь высок, что воспитанники даже не касаются земли, порхая из одного здания в другое: снег во дворе девственно чист и нетронут. Бывший пивоваренный завод Гребенькова. Клавдий Якимович Гребеньков разбогател, найдя кубышку с золотом на своём старательском участке, купил убыточное предприятие у наследников купца Тарасова и быстро стал одним из самых успешных пивоваров города. Здесь варили несколько сортов пива, продавали оптом и в розницу, для чего специально закупали бутылки оригинальной формы.

Сейчас здесь расположен завод газировки и минеральной воды «Тонус». Редкий случай, когда историческое здание сохранило своё первоначальное предназначение. Это тоже завод Гребенькова. Окно, где раньше продавались напитки «Тонус» по оптовой цене. Старинная заводская труба разрушается, сквозь дыры уже видно небо. Это новостройка, маскирующаяся под старину. Рядом с ней ещё одна, которая даже не пытается. Усадьба Блохиной, первая половина XIX века. Опять реставрация «до скрипа». Мария Дементьевна Блохина была купчихой второй гильдии, содержала книжный магазин, при котором к тому же торговали «сильнодействующими веществами». Розы Люксембург, 71 — дом врача Онуфриева в стиле модерн. Василий Онуфриев был главврачом первого екатеринбурского роддома. Он внёс огромный вклад в развитие городского акушерства, первым провёл кесарево сечение и снизил до нуля материнскую смертность от заражения. Первый городской роддом находится тут же, рядом. Сейчас это один из корпусов Медуниверситета. Опять приятная преемственность. Усадьба Беленкова, одна из старейших в городе. Её начали строить ещё в XVIII веке, за почти сто лет сменилось несколько хозяев, которые много раз её переделывали, поэтому в облике присутствует несколько разных стилей.

Здесь размещалось одно из отделений противотуберкулёзного диспансера, несколько лет назад он переехал в новое здание, с тех пор усадьба пустует. Красивая лепнина. Усадьба купца Баландина, она же Австрийская церковь. Её тоже занимал противотуберкулёзный диспансер. Два года назад здание вернули старообрядческой церкви, но возобновить здесь богослужения так и не смогли — использовать бывший тубдиспансер нельзя. А эта новостройка — яркий пример того, как строить не надо. Интересно, через сколько месяцев после переезда сюда у жильца разовьётся депрессия. Судя по всему, они собираются замкнуть колодец полностью. Заканчивается улица Розы Люксмебург, упираясь в реку.

Читайте нас в TelegramFacebook, ВКонтакте и Twitter.