Об Открытых маргинальных гуляниях

Люди

Об Открытых маргинальных гуляниях

Фестиваль «Маргинальная ночь» отметил полуюбилей.

4 октября фестиваль «Маргинальная ночь» отметил свой полуюбилей мероприятием, которое получило название Открытые маргинальные гуляния, или просто ОМГ. Символично, что они прошли там, где полгода назад закончилась официальная концертная часть фестиваля после приезда ОМОН.

В этот раз концерта как такового не было. Были диджеи Алексей Dwyse и Друг Дилер с блютуз-колонками, которые меняли саундтрек в зависимости от обстановки. Начались гуляния с открытия музея группы Vitamin Youth на одной из стен заброшенного фундамента. Коллектив известен своим эпатажным поведением на концертах и любовью к перформативным практикам. Экспонаты и экспликации из картона они развесили прямо на одной из стен фундамента.

Среди экспонатов были сценические костюмы из старой одежды, противогазов, сварочных масок, бас-гитара из металлического профиля и даже один из участников группы, снабженный описанием как экспонат. Сверху за его состоянием следили работники спасательной службы, туда его, собственно, и повесившие.

Церемония открытия включала немногочисленные торжественные речи и разрезание ленточки самоназначенным директором музея, который произнёс трогательную и сумбурную речь с критикой себя самого и окружающей тусовки. Ленточка состояла наполовину из связки сосисок, наполовину — из сигнальной ленты.

После открытия гости отправились пить коробковое вино и употреблять сосиски под диджейскую музыку. В середине пространства находился огромный бутафорский торт, изготовленный Зоей Зоей и Андреем Голденковым из выгнутых баннеров и монтажной пены. На нём одиноко горела низкая свечка, ожидая именинника, не доросшего до юбиляра.

Когда сумерки стали сгущаться, внутри фундамента, полного кривыми переходами и зарослями молодых деревьев, начался поэтический перформанс «Дистанции: чтение-звук». Поэты стояли у стен и читали тексты в течение 20-30 минут, пытаясь изменять уровень звука в зависимости от движения зрителей. Кто-то читал непрерывно, кто-то старался молчать, двое поэтов читали по очереди друг другу, изредка чтение разрезало слушание.

Один из организаторов «Маргинальной ночи» описывал свои впечатления от перформанса через двоякое чувство стыда: вот ты набредаешь в одном из углов на поэта со свечкой, и становится вдвойне неловко: вы стоите одни на один в затемняющемся воздухе, и хочется уйти, т.к. слушать монотонный унылый поток невыносимо, и стыдно уйти, т.к. поэт изливается именно тебе.

Всё это время до наступления полной мглы по верхам фундамента, усиливая карнавальность, бродили двое существ с раскосыми пальцами в тёмных масках и балахонах. У маргинальных гуляний тоже должна быть своя сакральная вертикаль. Примерно как у крупных организаций.

Тем временем на третьей площадке художники Станислав и Ирина Шминке устанавливали объект, который они создали специально для того, чтобы сжечь. Объект раскрасили участники гуляний, и после окончания поэтического перформанса его торжественно подожгли. В огонь отправлялись и другие произведения. Кто-то избавлялся таким образом от ненужных работ, а кто-то выражал свой протест или пытался привлечь внимание к проблеме.

Мы считаем, что художественных работ в мире становится гораздо больше, чем зрители способны усвоить. Поэтому в пику такому перепроизводству наши художники решили отказаться от излишков и сжечь свои старые работы в огне.

Уже в са́мой темноте перед разгоревшимся костром Агния Оводова провела перформанс «Маргинальные чтения резюме — сеанс коллективной психотерапии», где «бывшие сотрудники институций вспоминали свой эклектичный трудовой путь и оказывали поддержку коллегам по группе, а затем прощались с профессиональными неудачами, символично сжигая резюме на костре».

На перформанс яростно и с удовольствием реагировали. Чем менее связанным с арт-средой было место работы, чем чаще оно повторялось, как наступание на грабли, в одном и том же резюме, тем одобрительнее были улюлюкания. Например, на повторяющихся поварах и барменах, кладовщиках и учителях русского языка.

Таким образом, психотерапевтический эффект был многосторонним: бывшие сотрудники чувствовали поддержку друг друга в их внеинституциональной брошенности и дружеские возгласы остальных присутствующих.

Но вопрос, поднятый автором перформанса: насколько вынужденной является наша «маргинальность», это нам не нужны институции, или мы не нужны им, так и остался без ответа. Тем более что большинство настоящих сотрудников екатеринбургских арт-институций получили персональные приглашения на мероприятие, но уклонились от него. Зато стало ясно, что ненужность и одиночество — прекрасный фундамент для возникновения новых институций и прочих общностей.

Ненужность в ненужности подчёркивала и ритуальная процедура предания огню арт-объектов. Кто-то читал прощальные речи, кто-то кидал предметы молча, а кто-то прятал их у себя за пазухой и сам горел от стыда. Саша Павлов, к примеру, сжёг свою работу из картона «Единоног», долгое время стоявшую в заброшке с «Маргинальной ночи», а арт-группа «Комната-24» сожгла огромную закрытую книгу (перед этим с ней было сделано множество фотографий, видимо, отдаляющих поджог и забвение), вот только я не помню, как она называлась...

Ближе к концу костра маргиолог, по-мудрецки глядя в огонь, высказался на тему заброшенности ещё решительнее. Сначала он поклеймил институции, описал угрюмость официозных событий, зашоренность и прочие их субъективные признаки, потом стал им противопоставлять нечто совершенное иное:

  • Одной из главных задач было разрушить эту казенную официальную атмосферу современных выставок. Добавить балагана, карнавала и просто придури.
  • Исключить категорию вкуса и любых других фильтров. Выставлялись и высказывались ВСЕ желающие.
  • Мы хотим вернуть экспрессию и напряженность, интенсивность если не отдельных работ, то события в целом.
  • Мы выяснили, что невозможно объединение вокруг какого-то харизматичного лидера или вокруг какой-то внятной идеологии (в т.ч. левой), однако выяснилось, что можно собраться вместе не будучи друзьями, соратниками или членами партии, и тем не менее мы собираемся и даже можем что-то делать вместе!
  • В конце манифеста лектор не преминул подчеркнуть, что без них (институций) не было бы нас (маргиналов) — то есть даже ненужность обнаружилась благодаря им. Все замолчали, оглядели друг друга и закрыли глаза.

    Через несколько минут темнота полностью поглотила маргинальную тусовку и выплеснула на другой берег Исети уже совсем других людей — в ослепительном свете и задоре, кишащем политкорректностью и податливостью.






    comments powered by HyperComments


    Читайте нас в TelegramFacebook, ВКонтакте и Twitter.
    Уралнаш в городской ленте Вконтакте